Герольды и гербовые басни

По мере развития и становления геральдики, как "благородной гербовой науки", появились и люди, чьими непосредственными профессиональными обязанностями было не только разбираться во всех тонкостях гербового искусства, но и постоянно изучать все знатные европейские роды того периода, а также определять права на герб. Их стали называть герольдами. Если мы обратимся к общей истории, то выясним, что первые герольды были известны уже в середине XII века, правда их основной ролью на том момент являлось лишь провозглашение рыцарских имен на турнирах. Позднее, у каждого герольда, вместе с расширением круга его обязанностей, появился и свой помощник, для которого было придумало специальное название -  персевант, в то время как верховные герольды и вовсе получили звание - гербовых королей.

К началу XIII века, когда войны между феодалами велись практически ежедневно, охватив всю территорию средневековой Европы, каждый титулованный правитель, каждая знатная семья стремились иметь своего собственного герольда, ценность которого к тому времени было очень сложно недооценить. Наловчившиеся еще со времен рыцарских турниров, герольды могли с первого взгляда определить только по изображениям на щитах и флагах, кто служит в армии противника. Одновременно с этим герольды стали организаторами практически всех значимых событий (рождения, свадьбы, торжественные церемонии и т.п.), которые происходили в жизни их господ. Кстати, герольды, часто путешествовали по стране, даже в периоды войн, так как обладали средневековым эквивалентом дипломатической неприкосновенности, которым порою злоупотребляли, о чем рассказывают случаи их шпионской деятельности. 

Именно они должны были следить за тем, как с течением времени менялась геральдика, как изменялись законы, регламентирующие правовое положение гербов, и все это для того, чтобы не расходиться во мнениях кто должен (может), а кто не должен (не может) иметь герб, а также закреплять право владения тем или иным гербом в случае спора. Так как гербы обычно составлялись непосредственно владельцами без чьей-либо помощи, истории того времени известны десятки, если не сотни случаев спора относительно абсолютных совпадений изображений на гербах. Так, например, в 1385 г., во время неудачного военного похода Ричарда II в Шотландию, как утверждают документы, двое его рыцарей - сэр Ричард Скроуп (Scrope) из Болтона и сэр Роберт Гровенор (Grosvenor) из Чешира, обнаружили полное совпадение их гербов - "dazure ove bende dore" (в лазурном поле золотая перевязь), вскоре к ним присоединился и третий участник - Томас Карминоу (Carminow) из Корнуэлла, также утверждавший, что его пращуры носили этот герб со времен короля Артура. Спор длился более 5 лет и не так важны его итоги, сколько вероятность того, что подобные споры легко могли возникать в процессе работы герольдов. Таким образом, к XV столетию они стали теми, кем являются сегодня - теми, к кому обращались за разработкой гербов, с последующим разъяснением правил их использования, а также в случае того или иного геральдического спора, - другими словами они стали экспертами во всем что касалось герботворчества. 

Герольда легко было узнать по его "фирменным" одеяниям - далматике, которая обычно укарашалась гербом сюзерена. На рыцарских турнирах их главной работой было узнавание и запоминание гербов, с последующим собиранием их в сборники - гербовые столбцы, либо гербовники. Некоторые такие "свитки", известные как "оридинарии", представляли собой даже классификации по символам и фигурам, размещенным на щитах. 

Основной обязанностью герольдов, наряду с ведением геральдического реестра (матрикула), была и запись об их происхождении, поэтому история знает множество захватывающих легенд о происхождении того или иного герба. Но все они, вне зависмости от того, подтверждались ли документально или же были выдуманы на досуге, отдельными герольдами для превознесения заслуг своих суверенов, получили название "гербовые басни".

Вот некоторые, наиболее известные, из них...

IX век, война франков толи с норманнами, толи с маврами (в разных вариантах упоминаются разные враги). Предок королей Арагонских, граф Барселоны Вифред I Волосатый проявил в бою отчаянную храбрость, но и получил тяжелое ранение. И вот лежа, в своем боевом шатре, и истекая кровью, его посетил сам монарх (опять же кто это был сведения разнятся) толи Карл Лысый, внук Карла Великого, толи Людовик I Благочестивый и спросил, что граф хочет получить за доблесть, проявленную в выигранном бою, на что Вифред ответил, что у него есть золотой щит, но нет герба. Тогда император омочил пальцы своей руки в крови из ран графа и провел ею по щиту, получилось четыре вертикальные полосы, которые с тех пор и стали гербом Барселонской династии, а позднее гербов Арагона и Каталонии - четыре красных столба в золотом поле. 

Надо сказать, что Испания вообще является одним из тех государств, чья геральдическая история полна различных легенд и сказаний, которые вполне могут соревноваться между собой по красочности. Так, согласно другому эпизоду, ставшему переломным в период реконкисты, а именно летом 1212 года, наварский король Санчо VII Сильный со своим войском в битве при Лас Навас де Толосе сумел разорвать цепи, которыми был обнесен лагерь противника (Мухаммада ибн Якуб ан-Насира Лидиниллаха, четвертого халифа династии Альмохадов), и захватить его боевой шатер. Средневековые историки утверждают, что взяв с собой некоторое количество этих цепей с поля битвы, король повелел вывесить их части во всех храмах королевства Наварры, а также украсил ими свой щит, дополнив его центр зеленым изумрудом из чалмы сбежавшего халифа. Следует отметить, что в разных вариантах герба можно увидеть по разному изображенные цепи - и в виде отдельно переплетенных колец, а также в фомре последовательно соединенных, что естественно ни как не влияет на его изначальный блазон.

Другая легенда гласит, что во время крестового похода, Леопольд V Бабенберг, австрийский герцог из первой княжеской династии, в пылу жаркого боя с сарацинами оказался залит как вражеской, так и собственной кровью с головы до ног. Только на месте, где на него был одет широкий боевой пояс, осталась белая полоса. Именно об этом сегодня нам и напоминает герб Австрии - белый пояс на красном поле, который сами австрийцы называют "Bindenschild". К слову сказать, с этим герцогом связан еще один историйский случай, а именно: во время III крестового похода, после взятия палестинского города Акра, Леопольд V первым поднял над городом австрийский флаг с черным орлом, но Ричард Львиное Сердце, предводитель того похода, нежелающий признавать равенство флагов, сорвал его и взамен вывесил свой английский. Не простивший такой выходки королю Англии, Леопольд V, позднее ставший императором Австрии Генрихом VI, захватил его в плен около Вены в 1192 году, когда тот возвращался из похода и отпустил спустя лишь два года за огромный выкуп.

Есть и не такие интересные, но тем не менее заслуживающие внимания истории. Например, о красных шарах в гербе рода Медичи, великих герцогов Тосканских, поговаривали что это не что иное как пилюли, ведь согласно легенде один из родоначальников династии был врачом (medico) при дворе Карла Великого. Согласно другой версии семья первоначально занималась аптечной торговлей. Другие же исследователи просто сухо сообщают, что Медичи прямые потомки древних франкских вождей, о чем свидетельствуют лилии в лазоревом шаре. Какая версия больше импонирует вам? Кстати сказать, из семьи Медичи вышли четыре римских папы и две королевы Франции.

Другая занимательная история связана с итальянским объединенным родом Висконти и Сфорца, средневековых правителей Милана. Существует легенда, согласно которой, огромный ядовитый змей терроризировал окрестности Милана, поедая маленьких детей, пока не был побежден первым из дома Висконти, что и нашло, в свою очередь, отражение в их нашлемнике - змей, глотающий ребенка. Согласно другой легенде, змей в клейноде появился после того, как Оттоне Висконти во время крестового похода в 1187 году, под стенами Иерусалима убил Волюса, принца-правителя сарацинов, и взяв по праву победителя, его личный клейнод (змей, глотающий младенца) за основу своего. К слову сказать, до этого герб Висконти укращали семь корон, являющихся напоминанием его победы над семью силачами того времени. Неважно какой легенде верить (или вовсе не верить) склонны Вы, но ни одна из итальянских семей не имела такой геральдической известности как Висконти, тем самым даровав возможность своему гербу пройти сквозь века. Кстати, именно этот змей сегодня "красуется" на всем известном в мире автомобильном бренде - "Альфа Ромео".

Но самой красивой, на наш взляд, является история появления геральдической лилии (fleur-de-lys, в некоторых источниках fleur-de-lis) как основного символа французской королевской династии. Есть три варианта того как это произошло (или могло произойти, решать Вам, уважаемый читатель). Первая, и одновременно самая поздняя (поскольку только в нашем столетиии ученые предположили такой вариант появления лилии в гербе Франции), предполагает ее трансформацию из цветка ириса. Так вот, согласно этой красивой исторической легенде в V веке н.э. король Франков, Хлодвиг I Меровинг (ок. 465-27.11.511), не будучи еще христианином, расширяя границы своего государства за счет войны с готами, попал в западню близ реки Рейн. Казалось исход сражения предрешен и поражение неминуемо, но обходя берег реки, в одном из мест недалеко от лагеря, он заметил заросли ириса, простирающиеся вплоть до противоположного берега и рискнул перейти Рейн вброд, ведь как известно, ирис растет на мелководье. Удача улыбнулась ему, победа над готами была одержана, а в благодарность за спасение ирис был сделан своей эмблемой.

Если верить другой, битва происходила с аллеманами при Толбаке и Хлодвиг, видя что проигрывает, вознес молитву о победе христианскому Богу, приводимую некоторыми историками практически дословно: «Христианский Бог, Бог, которому поклоняется моя жена Клотильда (дочь короля Хильпериха, бывшая христианкой), помоги мне одержать победу, я верю в Тебя!» , в тот же час пред всеми над полем сражения возник ангел с ветвью лилий и молвил, что Хлодвиг должен принять ее как свою эмблему и завещать потомкам. В ту же минуту франкские войска охватило необычайное мужество и они обратили врага в бегство, в очередной раз поверив в своего предводителя. В благодарность за это в 496 г. после того как ему удалось объединить вокруг себя практически все гальские земли, он вместе с семьей и поддаными отправился в Реймс, чтобы принять крещение. Также в рамках этой легенды, некоторые исследователи считают, что ангел явил свой образ в виде голубя, но не на поле боя, а в момент самого тайнства крещения, принеся в своем клюве миро для помазания короля.

В третьей и заключительной точке зрения говорится, что прообразом королевской лилии как бы это странно не звучало является - жаба. Об этом свидетельствуют, изображения в Реймском кафедральном соборе, с которого по сути и началась традиция коронации французских королей в Реймсе, а также данное предположение. Считается, что именно три золотые жабы на голубой накидке Святого Мартина были изображены на королевском гербе тех времен. С течением времени, всем стало понятно, что изображение лягушки как знака королевской власти не может быть приемлемым и началась ее трансформация до состояния лилий, которые мы видим на гербе сегодняшнем королевской династии. Конечно остается не совсем ясным, какой именно период времени заняла эта трансформация, но первоначальная лягушка была окончательно вычеркнута из хроник франкского государства. Некоторые исследователи также утверждают, что именно жабы показали ему брод через Рейн, подкрепляя свое высказываение тем, что "жаба" на греческом произносится как Фриниция (Phrynyce). Более романтичные историки поговаривают, что якобы есть документы свидетельствующие, что окончание французского слова lys является сокращением от Louis, т.е. намекая на имя многих французским королей - Людовик.

Но так или иначе, золотые лилии в лазоревом поле были утверждены официальным гербом Франции только в период правления Людовика VII (1120-18.09.1180), а тот герб, который знаем мы сейчас и вовсе сформировался только в XIV веке при Карле V Мудром, который уменьшил их число до трех, в честь Святой троицы. Хотя изображения с тремя лилиями использовалось и до него, предшественниками.

Как показывает опыт, большинство таких или похожих захватывающих историй люди считают правдой, основанной на точных исторических событиях. Однако на самом деле, гербов, основанных на "реальных" сведениях очень мало, даже несмотря на то, что в своем большинстве они были сочинены (придуманы) не герольдами, а гораздо позднее.

Карта сайта